Помощь
Добавить в избранное
Музыка Dj Mixes Альбомы Видеоклипы Топ Радио Радиостанции Видео приколы Flash-игры
Музыка пользователей Моя музыка Личный кабинет Моя страница Поиск Пользователи Форум Форум

   Сообщения за день
Вернуться   Bisound.com - Музыкальный портал > РАЗНОЕ > Культура и Искусство

Ответ
 
Опции темы
  #11  
Старый 27.09.2016, 09:22
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 30. Австралийская консульша на фоне жареной кенгурятины
  Поначалу Джулия ко мне относилась с неприкрытым интересом, кокетничала и строила глазки. Это было ровно до тех пор, пока Антуанетта (возможно из ревности) не проболталась ей, когда они курили в оранжерее, что никакой я не супербизнесмен, никакой я ни Гансбург, и что звать меня никак, и что денег у меня ничуть. После этого Джулия меня начала обходить стороной и все её кокетство тут же исчезло, как и на её столе изобилие икры, которую гости не стесняясь намазывали на ложки, булки и языки.
  
  Мне собственно было наплевать на её расположение ко мне, ведь моя скромная судьба больше зависела от попутного ветра, от удачи, чем от благосклонности сытых американских господ. Когда мы уже поздно вечером садились с Атуанеттой в наш бронированный лимузин, Джулия выбежала в домашних тапочках нас проводить. Она небрежно протянута мне свою бледную ручку, которую я с такой же небрежность и поцеловал.
  
  - Очень рада была познакомиться с Вами, Григ, - выронила она сквозь жемчужные зубки.
  
  - Джулия, Вы даже себе не представляете, как я рад то нашей встрече! Особенно мне понравилась жареная кенгурятина на Вашем щедром столе. Это блюдо очень идёт к Вашей замечательной улыбке. Гудбай! - и я навсегда захлопнул бронированную дверь перед милым личиком Джулии.
  
  


  


  Мы пробирались сквозь непрекращающийся даже ночью манхеттенский поток машин. Антуанетта, немного протрезвевшая начала меня упрекать:
  
  - Серж, ты плохо отнесся к Джульке, когда захлопнул перед её лицом дверь машины.
  
  - Любимая, а нам что, нужно было ехать по ночному городу с открытой дверью? Уже прохладно.
  
  - Малыш, я не это имела ввиду.
  
  - Антуанетта, а я имею ввиду именно это. Уверен, что ты проболталась подруге о своей уникальной находке в водах реки Сены, то есть обо мне. После чего твоя распрелестная Джулия стала шарахаться от меня, как дикая лань от ягуара.
  
  - Ну да, я ей сказала, но я не подумала, что это так значимо для неё.
  
  Я поцеловал Антуанетту в ее напудренную щечку:
  
  - Дорогая, я не люблю о людях говорить плохо, потому, что они итак про себя знают всё хорошо. Но все же. Пусть она живёт в своём зажранном мире и общается с такими же сычами, меня это не колеблет. Ей повезло, что подвернулся вот такой лопоухий помощник
  австралийского консула, которого она заинтриговала своим кокетством и акриловыми зубками. Это считается нормой. А для меня норма быть мифическим израильским бизнесменом. Тем более, Антуанетта, что так хочешь ты. И мне это важнее всех австралийских консульш мира.



Глава 31. Надеваем панамки - мы в Панаме!
  Мы начали снижаться на посадку сначала над одним океаном, а заходили на взлётную полосу уже над другим. Нас встречала Панама - столица одноименного государства, а может быть и всей центральной Америки.
  
  Антуанетта только что открыла свои сонные порозовевшие глазки:
  
  - О, я кажется вижу в порту нашу яхту! Серж, посмотри, вон там, самая большая.
  
  



  
  - Самая большая и самая прекрасная во всем белом свете. Я что то по ней тоже соскучился. У меня от этой нью-йоркской мороки, а особенно от фастфудов, некоторый животный дискомфорт. Точнее дискомфорт живота. То ли дело тунец на пальмовых углях, которым мы обьедались на Мальдивах. Антуанетта, если бы та тигровая акула, с которой ты решила так смело сразиться, была чуть меньше ростом, то мы бы с Андре и её применили на шашлыки.
  
  - Серж, умоляю, не напоминай мне про неё. У меня мурашки по коже от одного только её названия.
  
  Я погладил напряженную коленочку Антуанетты, что ей придало немного смелости. И ещё больше успокоил:
  
  - Ну не так все было и драматично, дорогая. Пустяки. Если честно, то я тоже немного испугался акулы. Но подумал, что лучше уж она пусть слопает меня нищего и бездомного, чем такое как ты неугасимое светило бизнеса. Поэтому и бросился тебе на подмогу. Например, если бы вместо тебя в воде оказалась твоя однокурсница Джульетта, то я бы просто отвернулся и ушёл в каюту поиграть с нашим пушистым котиком.
  
  - Серж, спасибо, ты настоящий друг. А что ты прицепился к Джулии? Так и скажи, что она тебе понравилась, да не по зубам кость.
  
  Я не ждал от Антуанетты такой откровенности, поэтому, дипломатично парировал:
  
  - Любимая, мне приятней грызть сладкую косточку, к примеру такую, как ты. Будем считать, что Джулия - косточка старая и несъедобная. Я тебя успокоил? Тогда, давай я тебя пристегну покрепче к креслу - мы в Панаме!
Глава 32. Да иди ты на... два океана и один между ними канал
  В аэропорту, при прохождении паспортного контроля произошла небольшая заминка. Антуанетту пропустили без проблем, а на мне запечатлели особое внимание. Пограничный офицер в своей собачьей будке долго листал мой пахнущий типографской краской новенький израильский паспорт, что-то выщелкивал на компьютере, куда-то два раза звонил, что меня ввело в некоторое беспокойство. К тому же он на нечетком английском языке несколько раз меня о чем-то спрашивал. Из-за его мулатского акцента я абсолютно не понимал и без того непонятных для меня слов, но чётко, как командиру роты ему отвечал: "О, ес, мистер! О, ес, майн дженерал! Что в переводе на русский язык слышалось бы примерно так: "Ну чего ты пристебался к новому документу? Мне, что, нужно его было в грязи извалять? Ты кто, антисемит? Или борец за гражданские права чернокожих? Хлопнул свой штамп, да и делу конец. Будешь ты ещё генералом, не все сразу, подрастешь немного, да песедеешь слегка в лейтенантах, вот тогда и приходи."
  
  С большой неохотой лейтенант грохнул штампом по документу и не пожелав мне счастливого пути отпустил на все два океана и один между ними канал.
  
  



  
  Антуанетта, вся на дрожащих нервах начала меня допрашивать не хуже пограничника:
  
  - Милый, а что он тебя так долго пытал? Он что-то спрашивал у тебя? Что его интересовало насчёт паспорта? Ну чего ты молчишь, отвечай!
  
  Я попытался зарядить ситуацию:
  
  - Да ничего особенного, мой дорогой дженерал. Он спросил меня, мол, какая погода сейчас в Нью-Иорке, а то его сестра полетела туда на учёбу, а зонтик не взяла. Я ему рассказал о погоде, о том, в каком макдональдсе котлеты более поджаристые, с чем лучше пить "Джек Дениэлс", какие в столице прекрасные девушки-мулатки, ну и ещё некоторую мужскую информацию. Не мог же я просто пройти мимо пограничной будки, это было бы невежливо с моей стороны.
  
  У Антуанетты отлегло от сердца:
  
  - Фух, Серж, ты меня успокоил. Я думала, что он хочет тебя арестовать.
  
  - Антуанетта, да я и сам не стремился к ним за решетку. Тем более, что я не знаю, какое у них там сегодня меню.



Глава 33. Поцелуй лагуны. Я хочу здесь и сейчас...
  В Панаме, примерно такой же климат, как и на Мальдивах. Мы с Антуанеттой принарядились в майки, шорты и, конечно же, в панамки. Двое суток мы не высовывались из отеля, потому, что на улице была невыносимая баня, вперемешку со смогом. Но, слава богу, подул северный ветер, воздух очистился, и мы вечером решили опробовать местные коктейли прямо на берегу Тихого океана.
  
  Расположились мы под выдающихся размеров пальмой, несколько поодаль от террасы ресторанчика, а шустрый официант, должно быть испанского происхождения, подвозил нам на каталочке местное изобилие.
  
  - Дорогая, я таких сладких ананасов не пробовал, ещё со времён конкистадоров. Такое впечатление, что этого красавца, который по размеру чуть меньше самой большой среднеазиатской дыни, перед подачей к нашему столу хранили в бочонке с медом. Ты попробуй.
  
  Антуанетта закусывала карибский ром тоненькой долькой бордового грейпфрута и уже в некотором хмелю, отвечала:
  
  - Малыш, ты ведь знаешь моё отрицательное отношение к сладостям, пожалуйста, не соблазняй меня. К тому же, тебе больше достанется.
  
  Я её внимательно слушал, но и от ананаса не отставал. Карибский ром мне тоже пришелся по вкусу, и по душе. К моему удивлению, на следующее утро я даже о нем не вспомнил. Самое хорошее спиртное, кстати, то, о котором забываешь до следующего раза. Ещё важнее вовремя отказаться от дегустаций миксов. Когда наш проворный конкистадор принёс два коктейля, который в переводе с испанского на индейский назывался: "Нам нужно золота, и самой высшей пробы", то я лишь пригублял напиток. А Антуанетта, к моему изумлению, выдула через трубочку целый фужер, почти до самого дна. Утром в номере нашего презентабельного отеля я старался ее обходить стороной - кажется, золотой коктейльчик оказался ей лишним.
  
  В отличие от Нью-Йорка, на улицах Панамы ночью было немноголюдно. За нами на берег приехал Андрэ, который зафрахтовал для деловых поездок Антуанетты, местный, побывавший в боях, открытый "Ролс-Ройс фантом", и мы доехали в отель с ветерком. Ещё в лифте, красавица начала ко мне приставать:
  
  



  
  - Серж, ты так увлекся ананасом, что за весь вечер меня даже ни разу не поцеловал.
  
  - Разве? - начал оправдываться я, - ты наверное просто не обратила на это внимание, дорогая. Хорошо, я восполню упущенное, если хочешь, то прямо у нас в джакузи? Это будет называться "поцелуй лагуны".
  
  Антуанетта авантюрным жестом нажала на красную кнопку лифта:
  
  - Серж, я хочу здесь и сейчас...

Последний раз редактировалось schipovnik, 27.09.2016 в 11:58.
Ответить с цитированием
  #12  
Старый 27.09.2016, 11:47
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 34. Опасная мелодия чертова колеса
  Прошёл почти год с момента нашего знакомства с Антуанеттой. За это время я уже был наделен её немалым доверием, участвовал в качестве ассистента в нескольких сделках, научился самостоятельно вести дела в её отсутствие. Но вот деньги она мне доверяла с опаской и лишь по мелочам. Я в свою очередь внешне не проявлял к ним какого-то повышенного интереса, имея в бумажнике не больше ста евро, хотя мой скромный вклад в её дела стоил в сто раз больше. Меня не интересовали даже эти, казалось бы, огромные для бездомного бродяги деньги. Ведь я в этой рулетке поставил на красное, играл по системе теории больших чисел, я внимательно следил за тем, когда же наконец шарик попадётся в нужную мне ячейку. И такой момент наступил.
  
  Антуанетта утром только вернулась из Сиднея, где нашла-таки долгожданного и богатого покупателя на свой нью-йоркский банк:
  
  - Серж, я вымоталась с этим перелетами - сил моих уже нет. Почти сутки не сомкнула глаз, к тому же австралийцы накормили меня каким-то новозеландским вегетарианским салатом, от которого мне было плохо в воздухе, короче вот так. Пожалуйста, отправляйся завтра в Нью-Йорк, нужно срочно сделать акт приема-передачи средств по доверенности от моего имени. Там уже три дня, как занимаются аудиторы, и в четверг все бумаги будут готовы.
  
  У меня даже екнуло сердце, когда я услышал это от Атуанетты.
  
  Тот, кто постоянно играет на одном и том же столе в рулетку, чувствует, примерно как настройщик фортепиано, по звуку, в какую ячейку на этот раз закатится шарик. Сегодня чёртово колесо рулетки исполняло именно мою благозвучную, но и опасную мелодию:
  
  - В Нью-Йорк, так в Нью-Йорк, по доверенности, так по доверенности, аудиторы, так аудиторы, какие проблемы?
  
  


Глава 35. Некоторые рекомендации по ограблению банка
  Если вы намереваетесь ограбить банк, то нужно предусмотреть следующие ньюансы. Во-первых имейте ввиду, что незамеченным и с большим объёмом купюр выйти не удасться. Перестрелять всю охрану тоже не выйдет - эти крутые ребята знают, за что им платят деньги. То есть, с момента обладания деньгами до момента приезда полиции у вас две, максимум четыре минуты. Но помните, что охрану в это деликатное мероприятие лучше не привлекать вообще! Пусть она продолжает бдительно нести свою службу. А ещё, как только вы окажетесь на улице, то вам нужно срочно провалиться под землю. Как? Вот и я пока не знал, как выполнить все эти пункты. Зато, моя экскурсия по банку ещё в первый приезд стала маленьким планом-конспектом на пути к моментальному обогащению.
  
  Ещё утром мы с Антуанеттой утрясали с приехавшим к нам в офис нотариусом необходимые для доверенности документы, а уже в обед я регистрировался в аэропорту Шарль-де-Голль на посадку в самолёт. Майн дженерал Антуанетта, абсолютно не подозревавшая о моём дерзком поступке, посадила меня в такси, чмокнула в идеально бритую и благоухающую французским парфюмом щечку, и нежно попрощалась со мной:
  
  - Малыш, будь умненьким и держи меня в ведении при каждом удобном случае. И помни, Серж, что ты мне очень дорог.
  
  Она ещё не знала, на какую сумму я стану ей дорог, да я и сам пока этого не знал:
  
  - Конечно, милая моя, я только о тебе и буду думать все эти дни, а особенно ночи. Ну и конечно же о благополучном исходе моей операции.
  
  - Нашей операции, Серж!
  
  - О, ес, майн дженерал, нашей, - исправился я и помахал ей, как крылышком, ручкой.
  
  



  
Глава 36. Улыбайтесь, даже если вам защелкивают на запястьях наручники
  Ещё в инструкцию по ограблению банка я бы внёс такую рекомендацию: никогда не делайте злого и устрашающего лица (если конечно же оно у вас не в маске). Улыбайтесь даже тогда, когда вам защелкивают на запястьях наручники! Вас ведь никто не принуждал совершать эту шалость? Ну тогда чего злиться? Пятнадцать-двадцать лет проведенные за колючкой - это в неограниченных временнЫх масштабах вселенной - мгновение. А с точки зрения комфортабельности человеческого бытия, то уж поверьте мне на слово, что спать на асфальте под продуваемым всеми четырьмя ветрами мостом, можно сравнивать, как год за три, а не год за два, как например на зоне. Поэтому, грабьте магазины, банки, прохожих с чувством патриотизма и на вдохновении. Улыбайтесь, и помните, что те серьёзные в белоснежных рубашечках и синих в красную крапинку галстуках дяденьки это делают ежедневно, согласно инструкциям, которые сами же для себя и сочиняют.
  
  Антуанетта поселила меня в переулке, в скромном и тесном старинном отельчике, видимо для того, чтобы я больше занимался банковскими делами, чем ненадлежащим (по её ошибочному мнению) баловством. Но мне и без того было не до развлечений. С десяти утра я копался с аудиторскими бумагами в банке, а вечерами, до самого звездопада занимался одним из своих любимых детских хобби - резьбой по дереву. Только резал я в этот раз не барельефы Мэрилин Монро или Фредди Меркури, а выстругивал из точеной задней ножки антикварного камода муляж ручной гранаты, которая в простонародье называется безобидным словом "лимонка".
  
  


Глава 37. Принцип безотказной работы противопехотной гранаты Ф-1
  В четверг, в день подписания акта приема-передачи активов, я приехал к началу работы банка, поприветствовал заспанного охранника и поднялся на второй этаж в кабинет управляющего. Секретарша ему обо мне доложила, и продолжила свою традиционную процедуру макияжа.
  
  - О, мистер Гансбург, хэллоу, хеллоу! - приветствовал меня самый вежливый в мире управляющий.
  
  - Хэллоу, мистер Джексон, как Ваши дела? - отвечал ему не менее приветливый я, - сегодня завершающий день, поэтому я хотел бы ещё до приезда покупателя закончить наше опечатывание шкафов и помещений. Не будете ли Вы так добры уделить этому пару часов своего драгоценного времени перед началом совещания и приходом аудиторов?
  
  Разве он мог мне отказать? Конечно он соглашается, и мы спускаемся в лифте на минус второй этаж - в самое сердце нью-йоркского банка с двумя филиалами в Австралии.
  
  Мы проходим сквозь металлодетектор, который даже не мяукнул насчёт имеющейся у меня под накинутым на руку плащем псевдогранаты. Далее идём по длинному узкому коридору мимо уже опечатанных помещений с личными ячейками вкладчиков. Затем управляющий открывает дверь в особое хранилище, в котором кроме всего прочего находится шкаф с уставным капиталом в виде стодолларовых купюр, иностранной валюты, коллекционных монет и золотых слитков.
  
  На протяжении всего маршрута нас любовно прощупывали, связанные с мониторами охранника, вращающиеся видеокамеры, вплоть до входа в уставной отсек. Вошли, осмотрели и опечатали сейф с акциями-облигациями, и подошли к трехметровому розенгренсу. Камера в коридоре над входом пробивала только сам вход и часть помещения, а уставной шкаф имел автономный самописец, на который мне было в общем то уже наплевать. Имеющегося в банке видеоматериала обо мне итак было на целый телесериал. Поэтому, сразу же после раскодирования замка и поворота штурвала, я с хладнокровностью питона поставил на пол кожаный портфель, сделал шаг в сторону, сдвинул на руке плащ, и перед изумленным носом управляющего выдернул из гранаты имитированное предохранительное кольцо... Если бы вы видели в этот момент физиономию управляющего, то он бы вам долго потом являлся полнолунными кошмарными ночами! От неожиданности он сперва позеленел, как раз под цвет гранаты, а затем и побледнел, как прединфарктник на пороге в преисподнюю. Я стал его приводить в чувства:
  
  



  
  - Мистер Джексон, я буду с Вами откровенен - мне терять нечего. Надеюсь, Вы понимаете, что произойдёт, если я выпущу из своей руки этого зеленого джинна?
  
  - О, да, мистер Гансбург, я очень хорошо понимаю, очень хорошо!
  
  - Вот и чудесно, тогда, пожалуйста, потрудитесь заполнить вот этот портфель сначала иностранной валютой, а затем долларами...
  
  Мы выходили с неизменно вежливыми улыбками на шумную авеню, подошли к светофору. Лишь только зажегся зелёный свет, я пожелал управляющему поскорее оправиться от вынужденного недоразумения, а в качестве его алиби, сунул ему в руку деревянную гранату цвета хаки, которую в русском простонародье называют безобиднейшим словом "лимонка".

Последний раз редактировалось schipovnik, 27.09.2016 в 11:55.
Ответить с цитированием
  #13  
Старый 27.09.2016, 11:49
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 38. Ты самое мерзкое чудовище
  - Ты самый гнусный подлец, которого я встречала в своей жизни! - такую характеристику я получил в первом письме Антуанетты. Мне не хотелось поначалу ей отвечать, однако не поблагодарить её за столь щедрый подарок, какой она невольно мне сделала, я просто не удержался:
  
  - Дорогая, ты меня больше не любишь?
  
  - Ты чудовище, тираннозавр, ты самое мерзкое животное, которое ползало когда-либо по Земле. Чего тебе не хватало?
  
  
  



  
  - Антуша, я не твоя недвижимость.
  
  - Где ты сейчас? Ты знаешь, что тебя ищет интерпол, и они найдут тебя, будь уверен.
  
  - Я в маленьком курортном городке на берегу одного из великих океанов. Тебе сказать адрес?
  
  - Серж, ты обчистил меня почти на три миллиона в долларовом эквиваленте. Ты думаешь, что такое можно простить?
  
  - Если точнее, то на три миллиона тридцать одну тысячу. В штатах евро, фунты и франки дороже, чем во Франции.
  
  - Вот гад! Он ещё и издевается надо мной!
  
  - Антуанетта, извини, так уж получилось.Ты меня больше не любишь?
  
  - Нет, нет и нет! Я буду умолять Бога, чтобы он поскорее упрятал тебя в темницу. Таким как ты нет места в обществе.
  
  - Что ты имеешь ввиду под словом общество? Сборище откормленных индюков на твоих презентациях? Или свою ненаглядную Джульетту, которая меряет всех на вес имеющегося в их карманах золота?
  
  Три дня она молчала, после чего снова прислала письмо:
  
  - Сама не понимаю, почему я люблю этого предателя и вора?
  
  - Антуанетта, наверное потому, что это не есть мои достоинства, а всего лишь слабости. Я очень по тебе скучаю.
  
  - Гад! Гад! Гад!!!
  
  
  
  
  
  
Глава 39. Почему девочки любят плохих мальчиков?
  Через две недели с начала нашей переписки, Антуанетта уже не помнила о своих потерянных миллионах, а думала лишь о моём физическом возвращении. Она поняла, что я стОю гораздо больших денег:
  
  - Серж, у меня все выпрыгивает из рук. Я представить себе не могу, что тебя поймают и посадят в тюрьму. Я не переживу этого.
  
  - Дорогая, но этот процесс необратим. Чего желала, то и получишь.
  
  - Малыш, давай я к тебе прилечу и мы обдумаем, как тебя спасти от решётки. Где ты сейчас?
  
  Вот чего мне меньше всего хотелось, так это возвратить Антуанетте её деньги. Ведь она бы все равно их у меня выцыганила под любыми предлогами. Поэтому, я решил сперва их потратить, а потом прийти к ней с повинной: мол, спаси меня от острога, волшебница Антуанетта, преврати меня из Григория Гансбурга в человека-невидимку. Чтобы я мог проходить через пограничные кордоны в салон самолёта без виз и документов, а по прилёте в аэропорт и спустившись с трапа, шёл напрямую к стоянке такси, открывал дверь, садился на переднее сиденье и говорил: "Командир, гони в центр!". А водитель в этот момент видел бы только свои ненаглядные двадцать евро, ведь ему ничего кроме этого собственно и не нужно:
  
  - Дорогая, я нигде. Я в межпланетном пространстве. Я там, где никогда не побывает большинство из родившихся, а в последствии умерших людей. И тебе тоже не попасть в этот, мой далекий, находящийся где-то на задворках вселенной мир. Вокруг меня нет людей, а только планеты, звезды, кометы. Вокруг меня межзвёздная пыль. Мне ни тепло, ни холодно, ни кисло, ни сладко. Я нигде.
  
  



  
Глава 40. Три лимона золотых яиц в одной корзине
  Из Нью-Йорка до Ричмонда (район тихоокеанского Сан-Франциско) я добирался пятеро суток. Вот ассортимент транспорта: грузовик Форд, 1984 года образца, внедорожник Лэнд Крузер, 2000 года, электрический велосипед фирмы Ауди, 2013 года образца , пеший ход (не менее 50 км), ну и ещё незначительные пересадки. Мимо меня проехало не менее 100 полицейских машин за весь маршрут, но ни один блюститель беспорядка, даже не удостоил меня своим малейшим вниманием. Они искали кожаный портфель с тремя миллионами в долларовом эквиваленте, а при мне был большой плюшевый Микки-Маус, с животом, в котором грелось целое состояние. Если полицейский и машинально взглянул в мою сторону, то уж наверняка не в мою, а в сторону своих наивных детских фантазий, далёких от циничной действительности.
  
  Деньги буквально были мне в тягость, но я не торопился осчастливливать ими приставучих таксистов, мне хотелось добраться до побережья, снять у частника скромный угол и заныкать часть своего внезапного богатства по углам, лесам, лугам и горам. Три миллиона яиц в одной корзине - это уж слишком!
  
  Сан-Франциско удивил беспечность, провинциальностью, несмотря на свои внушительные небоскребы-ракеты и количество банков. А ещё хиппи - неотъемлемым антуражем Калифорнии.
  
  



  
  Вот как раз в стиле хиппи я и принарядился: в какую то расклешоную джинсовую рвань, на руки повязал разноцветные фенечки, ну а в качестве контраста обзавелся не первой свежести газеткой "Вашингтон пост", для пущей колоритности.
  
  
Глава 41. Подержал гранату? Не скупись - перебрось другому
  Конечно же, во Франции, под тёплым крылышком Антуанетты мне всего хватало. Несмотря на перипетии бизнеса и связанные с этим частые перелеты, мы возвращались в Париж чтобы развлекаться, а не только вкалывать. Уж на это крсавица не скупилась. Помимо всего я приобщился с её благословения к настоящей русской живописи. Ведь Антуанетта ещё и перепродавала искусство. Мне не составило бы труда увести из её парижского тайника пару шедевров, например Коровина, или Крамского, но... Но с этими полотнами бы я и спалился. Такие вещи на улице не продаются, а тыкаться с ними по неизвестным французским людям - это значит ходить без шеста по канату. В Европе в полицию не стучат только русские. Потому что стучат на них.
  
  



  
  Коровин Константин. Бульвар Капуцинок, 1911
  
  "Чего тебе не хватало?" - спросила она меня в гневе. Ну разве это не унизительно? А я у нас что, "Портрет неизвестной" передвижника Ивана Крамского? Которому достаточно соответствующих хранению условий и периодического пылесошения. Или статуэтка работы Родена, сломанным носом которого можно колоть грецкие орехи, и она от этого становится только крепче. И соответственно дороже.
  
  А действительно, чего мне не хватало? А тебе, дорогуша чего не хватает, что ты продолжаешь колесить по взлетно-посадочным полосам в поисках очередной наживы? Садиться в самолёт, когда на улице пятьдесят градусов жары, а выходить из него, когда на почве заморозки. А чего не хватало твоему любезному управляющему нью-йоркским банком с двумя филиалами в Австралии? Сидел бы себе на пенсии, на террасе в своём маленьком загородном луврике и расчесывал своего любимого водолаза после его водных процедур. Но ему этого было мало. Ему захотелось подержать в руках мою деревянную гранату, которая в русском просторечьи так и называется - "лимонка". А я её отныне переименовал; теперь она у нас называется трехлимонка.

  
  

Последний раз редактировалось schipovnik, 27.09.2016 в 11:53.
Ответить с цитированием
  #14  
Старый 28.09.2016, 13:45
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 42. Как русский дух, так Русью пахнет
  Моё появление в Ричмонде не вызвало каких либо подозрений у местной полиции. Туристов здесь невпроворот, поэтому, как только я управился с рассортировкой денег по надежным местам, сразу же решил перевоплотиться в того, кем я и стал в последнее время - в миллионера. Прежде всего замаскировался. Причём сделал это самостоятельно, без посторонней помощи. Подобрал колор типа махогон и покрасил волосы на голове и бороду. Не думал, что мне после этого будет приятно на себя любоваться. В природе такая шерсть наверное у орангутанга или у лошади Пржевальского. Но миллионеры вне природы. Они выше, они недосягаемы, они в стратосфере. Могу я в конце концов покраситься в лошадиную масть? Так вот, чтобы отбросить сомнения, я смог.
  
  



  
  Барахло хиппи я выбросил в контейнер для секонд хенда, а вместо этого нарядился в костюм южно-африканского колонизатора, бежевого цвета, купил коллекционную бриаровую трубку, инкрустированную золотом и сапфирами, новые швейцарские часы, перстень с голубым бриллиантом. Посмотрел на себя в этом наряде в
  зеркало и понял, что ни один нормальный полицейский связываться со мной не пожелает, ему же будет дороже.
  
  Вот в таком колониальном виде я вышел под вечер к океану.
  
  - Дедушка, Вы из Москвы? - спросила меня девочка лет восьми, когда я изучал глазами на горизонте то место, куда уходит отдыхать солнце.
  
  - Найн, найн! Нихт, нихт! - попытался я возразить девочке на немецком языке с краснодарским акцентом.
  
  - Извините, - застеснялась девочка и убежала в направлении разноцветных домиков в викторианском стиле.
  
  "Вот, черти!", - подумал я ей в дорогу. От русских уже и в Америке прохода не стало. Один раз в жизни захотел почувствовать себя аристократом, и то не дали. Ну да ладно, из Москвы, так из Москвы, дедушка, так дедушка, какие проблемы?



Глава 43. Лучше бы ты утонул в Сене
  - Любимый, почему ты так редко мне отвечаешь? Я беспокоюсь. Ты увлекся другой женщиной? Почему не хочешь поговорить по скайпу? Пришли мне хотя бы фото, я очень скучаю по тебе.
  
  - Антуша, извини, просто мне приходится много конспирироваться. Ты ведь знаешь, что интерпол - это могучая организация. А скайп у меня почему-то не закачивается на нетбук.
  
  - Тогда пришли мне фотку.
  
  - Фотку тоже не могу. Вдруг ты работаешь на ФБР? А я сейчас загримирован под вождя краснорожего индейца племени вау-вау. Меня сразу же вычислят тут в Мексике. Ой, нет! На Филлипинах! Или даже нет - на Мадагаскаре.
  
  



  
  - Ты мне опять врешь! - закипела Антуанетта.
  
  - Как ты можешь об этом знать? Сердце подсказывает?
  
  - И сердце и женская логика. Тебя из штатов не выпустят, и даже те грязные деньги, мои, заметь, деньги, украденные тобой, тебе не помогут. У них через границу даже птица не пролетит незамеченной.
  
  - Антуанетта, но я не птица. Я орангутанг издевательско-красно-коричневого цвета. А ещё у меня лошадиная грива. Кто меня станет в таком натуральном виде задерживать? Скачу себе и скачу без стыда и совести по полям, морям, спускаюсь водопадами, короче лечу, куда хочу. Но по прежнему тебя очень чувственно люблю и надеюсь, что ты выпутаешь меня из сетей всемогущего интерпола.
  
  - Серж, именно об этом я сейчас и думаю. И кое-что делаю.
  
  - Вот даже как? И что же?
  
  - Этого я не могу тебе написать. Вдруг ты сдался под залог властям и работаешь в пользу расследования? Я по твоей милости тоже под подозрением и меня уже четыре раза допрашивали.
  
  - Дорогая, извини, сам с собой ничего не могу поделать. Такая натура.
  
  - Да нет, это я дура, что подобрала тебя в Сене. Лучше бы ты тогда утонул!
  
  - Знаю, что лучше. Значит была не судьба. Ещё успею.




Глава 44. Романтическая эротика по полной программе
  Как то в переписке Антуанетта напомнила мне об одном из наших романтических вечеров в Панаме. Да я и сам о нем не забывал. Это действительно выдающийся вечер, а вернее ночь. Это нужно было снимать на камеру и сразу без дополнительной обработки подавать на ютюб. Я думаю, что миллиард зрителей - это был бы ещё не предел
  
  После изнурительно-утомительного дня, мы выспались под вечер и ко мне пришла авантюрная идея:
  
  - Дорогая, уверен, что в пару милях от берега на море будет приятно прохладнее, чем торчать в этих индейских забегаловках. Предлагаю взять пару бутылок чинзано и угнать нашу яхту. А Андре мы ничего не скажем.
  
  Антуанетта сперва задумались, а затем ее как тряхонет:
  
  - Гениальная идея, малыш. Как это я не догадалась раньше? Мы можем расслабиться на яхте по полной программе, ведь вокруг будут одни дельфины!
  
  - И я об этом.
  
  Мы втихоря вышмыгнули из отеля, взяли такси, заехали в ресторан на берегу, затоварились итальянскими напитками и морской разносортицей, и прибыли на причал. А таксисту поручили в восемь утра за нами вернуться.
  
  И вот мы в двух милях от берега, на третьей палубе с джакузи и фонтанчиком в виде вращающейся карусели с цветомузыкой. Антуанетта нацепила себе на талию какие-то перламутровые ожерелья времён Христофора Колумба, а мне на голову взгромаздила венок с грифовыми перьями. Больше собственно на нас ничего и небыло.
  
  Божественное вино чинзано нас завело с полоборота, кроме того мы надегустировались кубинских сигар, и после этого потеряли не только стыд, совесть, приличие и разум, но и равновесие. К тому же яхту слегка тоже покачивало.
  
  



  
  Я уже точно не помню сколько раз мы повторили друг другу слово "люблю" и в какие позы не изворачивались в бассейне и на снежнобарсовых шкурах, но весь этот многосерийный полнометражный эротический фильм стоил того, чтобы он остался в нашей памяти надолго, а может быть и навсегда.




Глава 45. Астрономические масштабы приземленной любви
  В Сан-Франциско по части тепла и ласки я тоже не унывал. В Ричмонде, к моему изумлению работал целый синдикат по продаже любовных утех, причём состоящий исключительно из представителей России, Украины и Белоруссии. Сутенёр на телефоне, по кличке Калитва, привёз в мой особняк сразу трёх девушек на выбор:
  
  - Мистер Серж, добрый вечер, мы приехали, - густым баритоном приветствовал меня он на крыльце.
  
  - Привет, Калитва, я примерно таким тебя и представил, именно крупным парнем в золотой цепью с палец толщиной на шее.
  
  Он немного смутился:
  
  - Да вот таким уж родился, ничего не поделаешь, мистер Серж.
  
  - Каким это таким? Весом в сто килограммов? И с золотой цепью?
  
  - Да нет, я имел ввиду - крупным.
  
  - Хорошо, Калитва. Ваши условия я понял, ну а девушек я рассмотрю по ходу знакомства. Ты ведь не будешь против, если они останутся у меня все втроём и до утра?
  
  - А Вы не шутите, мистер Серж? Это ведь дорого.
  
  Я достал свой элегантный бумажник из зелёной крокодиловой кожи и отсчитал ему двадцать пять сотенных:
  
  - Этого достаточно, Калитва?
  
  Сутенёр, как мне показалось, даже окосел от счастья:
  
  - О, ес, мистер Серж, этого вполне хватает.
  
  - Ну, тогда если тебя не затруднит, то приезжай за ними в пять утра, пока соседи вокруг будут ещё спать. Получишь ещё триста баксов за неудобства...
  
  Давно я не чувствовал себя молодым сайгаком. А в этот раз почувствовал. Девушек звали Милочка, Лерочка, Стешенька. Конечно же это были не настоящие имена, а всего лишь ники, но мне от этого стало ещё забавнее и любовнее.
  
  Из всех трех красавиц именно Стешенька произвела на меня самый впечатляющий эффект. Она родилась где то под Полтавой, а как только вошла в соответствующий данной профессии возраст завербовалась с помощью Калитвы и его подельников, используя манипуляции с грин картой. Уже Милочка и Лерочка вовсю храпели в моей опочивальне, а мы со Стешенькой все ещё потягивали баночное пиво на террасе и считали на небе звёздочки.
  
  - Вон там, правее, да нет же, чуть левее, и немного ниже, вот видишь? Это Марс, - просвещал я красавицу.
  
  - Да нет же, Серый, ты ошибаешься. Марса в Америке нет и быть не может! Я тут уже все звезды знаю - это Венера!
  
  



  
  - Ты уверена?
  
  - Ну конечно! Зайчонок, подкури мне пожалуйста сигару, я люблю держать в руке толстые предметы.
  
  Я откромсал кусачками кончик сигары, раскочегарил её и протянул Стеше:
  
  - Вот тебе толстый предмет. Но имей ввиду, что он дымится.
  
  - Серж, а у меня все толстые предметы дымятся. Ты разве не почувствовал?
  
  Это было действительно смешно. Я нежно погладил её загорелые голые бедра:
  
  - Стеша, как не почувствовать, если я даже Венеру от Марса не могу уже отличить?
  
  И вдруг она запела:
  
  " Он бы подошёл, я бы отвернулась,
  Он бы приставал ко мне, я б ушла.
  Он бы отошёл, я бы улыбнулась,
  Я его до паники б довела,
  Вот таки дела, ла, ла, ла, ла,
  Вот таки дела..."

Последний раз редактировалось schipovnik, 28.09.2016 в 17:09.
Ответить с цитированием
  #15  
Старый 28.09.2016, 13:50
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 46. Я пошла в душ...
  - Серенький, если ты будешь так редко меня к себе вызывать, то я сама стану приходить к тебе в гости, например в свой выходной.
  
  - Стеша, не вздумай! Они тебе этого не простят.
  
  Мы снова сидели с ней на террасе и наслаждались безветренной звездной ночью. А звезды периодически ныряли в океан и мы уже не по первому десятку раз загадывали вслух свои сокровенные желания.
  
  - Кто не простит? Калитва и Грач? Ха-ха-ха! А что они смогут мне сделать? - бравадилась Стеша, - да пусть только попробуют не простить! Я им пооткусываю их самые важные ценности. Они ещё не знают на что способна я, если меня обидеть.
  
  - Стеша, ты красавица не хорохорься, это бизнес, и ради своих денег они могут на многое пойти.
  
  - Серж, а я что, не человек? У меня разве не может быть личной жизни?
  Разве я не имею прав на собственное счастье? Я не могу прийти к любимому мужчине?
  
   Стеша, как мне показалось, была на таком эмоциональном всплеске, что мне нужно было как-то её остудить:
  
  - Дорогая, хорошо, хорошо, ну что ты так разволновалась, конечно же ты имеешь на все это свое право. О, посмотри, кажется опять Венера ярче всех засияла. Конечно имеешь право, Стешенька, какой базар? Только вот насчёт любимого мужчины ты не перегибаешь? Я разве не старый для тебя? Тебе нужен такой любовник, как например Калитва, по возрасту.
  
  - Серж, мне не интересен твой возраст. Сколько тебе? 35? 40? 45?
  
  - Ну, допустим где то рядом, а что тогда тебя ко мне притягивает? Может быть мой зелёный бумажник? - тут я почувствовал, что она меня щипает где попало и сразу двумя руками.
  
  - Серж, ты неисправимый циник! Я сейчас не у Калитвы или у Грача, а у тебя что-нибудь откушу!
  
  - Сдаюсь, сдаюсь, Стеша! Прости, виноват, готов исправиться.
  
  - Ну то-то же, мальчишка, помолодел хоть лет на пять? Отвечай!
  
  - Какой там на пять! На все двадцать пять, не меньше.
  
  - Верю, Сержик, но нужно проверить - я пошла в душ...
  
  



  
  
Глава 47. Вежливые представители черного бизнеса
  Несмотря на то, что я и так примерно раз в три дня вызывал к себе Стешу через фирму, она как то ранним утром позвонила мне сама:
  
  - Зайчонок, привет!
  
  Я сначала не понимал, с чем это связано, но позже догадался, что у девушки сегодня выходной и она решила меня очаровать своим посещением вне службы и в порядке доброй воли. Она решила подтвердить тем самым свои ко мне чувства.
  
  - О, привет, красавица! Очень рад, что вместо своего отдыха ты предпочла вспомнить об одиноком и никому не нужном мужчине, что решила поухаживать за ним: сварить кофе, сказать тёплые слова...
  
  - Серж, это действительно мое желание, не шути так больше.
  
  - Хорошо, Стеша, прости меня и имей ввиду, что это была добрая шутка. Тебя встретить на набережной, или ты сама ко мне подьедешь?
  
  - Серж, я на машине, поэтому подьеду сама через полчаса. Выйдешь?
  
  - Конечно, о чем речь?
  
  Мы весело отметили Стешин выходной и ничто не предвещало неприятностей. Но мы были наивны в наших любовных шалостях. Уже на следующий день к моему особняку подъехал чёрный матовый ленд ровер и из него вышли в направлении к парадному входу двое: хорошо мне известный Калитва и пока ещё неизвестный, но видимо жаждущий близко познакомиться, Грач. Мне его рожа сразу же не посулила дружеского к ней расположения.
  
  



  
  Я вышел в халате на крыльцо и предложил ребятам войти в дом, но они никак на это не отреагировали, а сразу же начали деловой разговор, первым говорил Калитва:
  
  - Мистер Серж, Ваше поведение вызвало у нас негативные эмоции. Это мой директор, он Вам все скажет.
  
  Нет, в целом Грач на меня не наезжал, но в его манерах было что-то зловещее. Я понимал, что задета честь фирмы, что из под его контроля вышла святая святых банды - пополнение её бюджета. Что мне оставалось сделать, кроме как признать свою вину? По всем понятиям я действительно нарушил кодекс и пошёл на поводу у легкомасленности. Он, Грач, так мне прямо и сказал, мол, тебе, мистер, баб в городе мало? А если так, тогда мы тебе привезем их десять штук. У тебя, мистер, что, нет денег? А если есть, тогда в чем проблема?
  
  Если бы я был прав, то меня бы ничего не оостановило послать их двоих к етэнтой матушке и со своим немалым капиталом наити против них в городе защиту. Но я был не прав.
  
  Больше Стешу я никогда не видел. Калитва привозил мне кого угодно, но только не её. Однажды Лерочка мне намекнула, что Стеша помнит обо мне и очень скучает. Вот именно поэтому её ко мне и не везли.



Глава 48. Кофейный аромат любви. Хелка
  Мой ричмондский особняк мало чем выделялся среди ему подобных на местном побережье. Меня абсолютно не заботило его энергообеспечение, ведь автоматика работала как часы. Какую ты хочешь температуру? Вот этой синенькой кнопочкой и установи. А какая влажность воздуха тебя интересует? Для этого существуют ещё три кнопочки разных цветов. Вот сухая влажность, а это влажная сухость, ну а это морское озонирование. Одним словом цивилизация. Но вот однажды у меня не сработала кнопка регулирования тёплой воды в душе. Вода была около девятнадцати градусов и эта температура застопорилось. Я вызвал соответствующую службу. Нужно отдать должное ее оперативности - мастер появился у меня на пороге через двадцать минут. Но это был не хмурый с бадуна водопроводчик, это была молодая, чрезвычайно симпатичная девушка:
  
  - Хэллоу, сэр! - приветствовала она меня на не чистом английском, - я есть мало говорить русский язык, у Вас проблемы с теплая вода?
  
  Я даже не сразу сообразил, о чем это она мне толкует? О какой-то тёплой воде. Ах, о тёплой воде! Тут я вспомнил, для чего я её собственно вызвал, ведь у меня проблемы с тёплой водой. А заодно и с общением, ведь целыми днями я слышу чужую речь, и лишь иногда вечерами разговариваю с восточноевропейками на террасе или в постели. А тут подвернулся удобный случай поговорить на ломаном английском, например о тёплой воде.
  
  - Хай! - улыбнулся я ей так, как обычно делаю это перспективным для себя молодым красавицам - с некоторым пренебрежением, скажем так, для их пристального размышления.
  
  Её звали Хелка, она по происхождению была финкой, но родины своей почти не знала, потому что родители приехали в Сан-Франциско когда ей было еще пять лет. При ее сногсшибательном виде я сперва подумал, что это какая то голливудская актриса ищет себе жильё на время отдыха и случайно забрела ко мне. Именно так она выглядела: русые натуральные кудри до плеч, огненно-красные, манящие к безголовой любви губки, белая блузка в мелкий лиловый цветочек и новые, словно только что из магазина, джинсы. Они так плотно обтягивали её чуть худоватые бедра и особенно вдохновительный центр, что мои глаза не успевали перепрыгивать по Хелке то с юга на север, то наоборот.
  
  Кроме того, что девушка была не ну шутку привлекательна, к тому же она оказалась со знанием своего дела. Открыла пластиковый щиток на стене, что то там понажимала, заменила какую-то финтифлюшку и моя вода пришла в регулируемую норму.
  
  Хелка собралась уходить, а я попытался на выходе ей предложить двести баксов за работу:
  
  - Мисс, пожалуйста примите мою благодарность, Вы отличный мастер!
  
  - О, нет, нет же! - возражала мне она, это гарантийное обслуживание - Вы уже оплатили его в начале месяца, сэр.
  
  Мне не хотелось её просто так отпускать, не познакомившись поближе, поэтому я придумал шахматный ход:
  
  - Мисс Хелка, я хочу отправить на родину посылку для своих школьных друзей. Они настоящие кофеманы, а я в этом мало соображаю. Накупил разных пакетов и всевозможных сортов, но никак не выберу - пробую, а они для меня все одинаковы. Вы что-нибудь понимаете в кофе?
  
  



  
  Ну какая уважающая себя американка не соображает в кофе? Вот и я так решил, что Хелка попадется на этот мой завуалированной крючек.
  И она попалась:
  
  - Сэр, конечно же, я с удовольствием Вам помогу с этим справиться. Покажите мне, что вы купили?
  
  Вот так мы и познакомились. Через день я позвонил ей, встретил после работы и мы пол ночи танцевали в ночном клубе в центре Сан-Франциско. А ещё через два дня Хелка меня так страстно любила в моём особняке, что это было похоже на самый ароматный и самый крепкий кофейный напиток, который мне приходилось когда либо пробовать.


  
Глава 49. Матч-реванш
  Одним прекрасным солнечным утром я проснулся как обычно (к полудню), опрокинул треть стаканчика своего неразлучного Джека, и включил компьютер. Кроме спама в почте сияло письмецо. Моя любимая французская милиардерша решила меня чем то порадовать? Так и есть:
  
  - Малыш, салют, я нашла для тебя очень профессионального хирурга! Он живёт в Берне, в Швейцарии, но готов приехать в Нью-Йорк, арендовать на время операции кабинет, или даже клинику, и сделать с твоим лицом все, что твоему лицу угодно! Ты рад?
  
  Как я мог быть рад тому, что из меня, космического бизнесмена всея Израиля, сделают черти кого, похожего на черти что, причём с помощью металлических инструментов? Я не стал пока отвечать Антуанетте, мне нужно было обдумать этот неожиданный для меня шаг.
  
  С одной стороны, неплохая идея перевоплотиться в какого-нибудь швейцарского водителя автобуса, перелететь в Европу и затеряться где-нибудь на итальянской ривьере в маленьком поместье с пальмачками и кипарисиками. Но... Но как переправить туда свои капиталы? Ведь Антуанетта с меня глаз не спустит сразу же после операции. Ведь она наверняка прилетит лично в Нью-Йорк, наймет сыщика, будет охранять меня круглосуточно. Ей нужен реванш, ей нужно восстановить все, что она потеряла и потеряет еще: свои три миллиона, все расходы, которые ухлопала на моё содержание, деньги на пластическую операцию и на новые документы. Но главное, ей нужно восстановить всю полноту власти надо мной - непослушным проказником, несносным мальчишкой, который посмел ей перечить, ей, французской королеве Антуанетте!
  
  



  
  Неизвестный художник. Королева Мария-Антуанетта, 18 век
  

Последний раз редактировалось schipovnik, 28.09.2016 в 13:52.
Ответить с цитированием
  #16  
Старый 28.09.2016, 17:21
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 50. Долина смерти. Запах ружейной смазки
  Я не пользовался автотранспортом в аренду, хотя выбор был - и в смысле предоставления таких услуг, и в плане ассортимента машин. Случайное общение с дорожной инспекцией могло испортить мне беззаботный отдых на неопределенно долгие годы, поэтому я брал такси и часто целыми днями разъезжал по Сан-Франциско и его окрестностям.
  
  Однажды я выбрал прохладную погоду и в ночь отправился в национальный парк "долина смерти". Нет, конечно же не за смертью, а за приключениями. Почти до рассвета я дремал на заднем сиденье, а водитель - молодой афроамериканец Томас гнал на всех парусах. Я хотел, пока будет не столь жарко, взять на прокат лошадку и порезвиться на ней по пустыне. Для этого я прикупил ковбойскую одежду от фирмы левис, какую-то раритетную ковбойскую шляпу, соответствующую обувь. Хозяин лавки предлагал и пару кольтов, на что я ему лишь мило улыбнулся. В такую жару в долине смерти мог встретиться только мираж. К моему выезду (а было уже порядка 9 часов утра) солнце пришпаривало как в настоящей пустыне. Но меня не пугала жара - оба боковых ранца я набил термосами с ледяной водой и таким же виски. Итак, вперед, в долину смерти!
  
  
  



  
  Чтобы не заблудиться в пустыне, я адаптировал в мобильнике навигатор, кроме того купил армейский компас, которым, кажется, успели кроме меня воспользоваться ещё во времена вьетнамской войны. А ещё, на протяжении всего маршрута нас с лошадкой сопровождал гид - рыжий койот. На что он надеялся, для меня оставалось загадкой до позднего вечера. Сперва я подумал, что ему просто скучно одному в пустыне, а всех друзей он давно съел, вот привязался к нам. Но разгадка тайны оказалась самой банальной, и её мне поведал таксист Томас, когда мы возвращались в город:
  
  - Да нет, же, сэр! Это был ручной койот, наверняка он живёт у кого нибудь из местных индейцев. Просто таким образом он зарабатывает себе корм. Туристы обычно кормят его остатками сендвичей.
  
  - Да, но малыш очень рисковал, ведь если бы я купил у хозяина лавки парочку кольтов, то ему могло бы не поздоровиться!
  
  Томас повернулся ко мне и обнажил свою белозубую улыбку:
  
  - Сэр, дело в том, что у койота нюх за сто миль, и он как никто знает запах ружейной смазки.


Глава 51. Почему мужчины лгут женщинам?
  Но в пустыню я, ведь ездил не просто для развлечений. Там я сделал несколько фото своей благодетельнице Антуанетте. В ковбойском наряде, и особенно в раритетной шляпе, на фоне песчаных барханов, под палящим солнцем долины смерти, получилось незабываемое селфи. Ещё одна фотка изображала сцену, во время которой я даю пить из термоса лошадке по кличке Айлюс. Другая фотка запечатлела невдалеке нашего гида - рыжего кайота. Ну и ещё парочка пейзажей в горах. Всю эту пёструю галерею я прикрепил к следующему письму:
  
  "Антуша, привет!
  Извини, что всю неделю тебе не отвечал - таковыми были чрезвычайные обстоятельства. Сразу тебя успокою: все обошлось без крайностей, но мне нужно было срочно уносить ноги из моего тихого убежища на берегу океана. Каким то небесным чутьем, я заподозрил, что мой сосед через двор за мной следит и докладывает об этом в полицию. Да я и сам тут, кажется, загостился, и на обычного туриста-ротозея стал мало похож. Если бы я после ужина не сбежал, то уверен, что обедал бы уже в камере. Я не знаю, возможно у них очень питательные обеды, но я решил припасти свой недюжий аппетит для более домашней еды.
  
  И вот теперь я нахожусь в полной безопасности среди индейцев племени чероки в далёкой от цивильного мира резервации. Эту симпатичную лошадку я назвал с твоего заочного позволения Антуанеттой, а этого не менее привлекательного волчонка-лисенка именовал Жаком, в честь нашего любимого пушистого котика.
  
  Индейцы оказались гостеприимными ребятами - разместили меня в отдельном вигваме, здесь даже есть телевизор, но он ничего не показывает. Кроме того имеется микроволновая печь, но она ни о чем не микроволнуется. Поэтому барашков я зажариваю на костре, курю индейскую трубку мира и часто думаю о тебе.
  Целую, твой неустрашимый ковбой."
  
  


  
  Вот такой ход индейской лошадкой я решил сделать. Порезать швейцарским скальпелем своё пока ещё вполне молодое лицо во имя долгожданной встречи с возлюбленной, я как то не очень торопился. И самое главное - у меня был заныкан целый ворох конвертируемой валюты. Моей валюты! Заработанной неутомимым трудом в сочетании со здравым смыслом.
  
  
Глава 52. Кто лжет правдивее
  Так а кто же лжет больше: мальчики или девочки? Лгут все, лгут много, лгут профессионально. Это такое соревнование - кто кого оболжет? Цель проста - прикрыть свои уязвимые места, спрятать свои заплатки, через которые можно будет добраться до правды. А правда, она голая, незащищённая, слабая и ранимая. Поэтому её все прячут, чтобы другие не воспользовались. Вы спросите, мол, как же нам теперь жить? А по прежнему - лгать, лгать и лгать. И желательно профессионально.
  
  Вот что мне ответила на письмо с фотографиями Антуанетта:
  
  "Серж, я восхищена тобой! Ты такой ковбойский парень, оказывается! Ты настоящий Макенна или даже Чингачгук вождь чероки! Ты так мило ухаживаешь за лошадкой, я очень тронута твоим чутким поступком!
  
  Если бы ты знал, как я переживаю за тебя. Серж, если тебя поймают, то сама не знаю, что сделаю с собой. Ты мне дорог, малыш, несмотря на то, что ты такой лжец и предатель. Если бы я знала, что тебе нужны были деньги, то отдала бы половину своего состояния. Но я боялась, что ты умыкнешь от меня с этими капиталами, и я никогда тебя больше не увижу, никогда. Ведь я полюбила тебя с первого взгляда, именно в тот момент, когда мы поймали тебя в Сене. Для меня тогда, представь, перед глазами ходуном заходила Эйфелева башня. Как будто именно тебя я ждала всю свою молодость, и намеренно никого к себе близко не подпускала. Я ждала тебя! Серж, ты слышишь меня? Ждала и теперь жду единственного тебя!.."
  
  Не буду вас дальше утомлять этим любовным лепетом, потому что вы наверняка заметили, что в нем так же достаточно лжи. Как, впрочем и правды. По части любви Антуанетта не врала, это я чувствовал с того самого часа, когда она впервые заглянула в мой временный лазарет на яхте, там, на Мальдивах, среди кораллов и голубых звёзд. И одновревременно в данном письме явно прослеживается её интерес к возврату своих миллиончиков, которые она так бесславно потеряла. Терять никто не любит. Даже собаке обидно, если она выронит из-за преследования драгоценную косточку, а уж человек... Человек, потерявший три миллиона в долларовом эквиваленте может очень серьёзно заболеть. Но вот верни он себе эту сумму - моментально наступит исцеление.
  
  


Глава 53. Нашел доллар - заплати с него налог
  Приближалась зима (что для Калифорнии равносильно черноморской осени) и я решил на пару месяцев переместиться чуть южнее в Санта-Барбару. Городок очень уютный, там теплее и в отличие от Сан-Франциско там моложе. Столько симпатичных и раскрепощенных красавиц, пожалуй не встретить на всем побережье. И если честно, мне надоела ричмондская кислая русскоязычная публика. Я там не чувствовал себя настоящим миллионером. А в Барбаре, представьте, почувствовал.
  
  Официантку в ресторане отеля звали Джастина. Она училась на какого-то там финансиста, но вот уже второй год была в академическом отпуске - зарабатывала на дальнейшее обучение. Деньги её очень интересовали, поэтому, как только она поняла, что я здесь серьёзно и надолго, то стала ко мне сверхприветлива и сверхлюбезна. Ещё бы! Ведь я не мелочился с банковской карточкой (которой у меня, кстати и не было даже во Франции), я доставал из заднего кармана свой элегантный крокодиловый бумажник, отсчитывал хрустящие купюры, в том числе пятьдесят баксов сверху и жестом широкой благодарности вкладывал деньги в кожаную книжечку с меню. Джастина мгновенно подбегала, благодарила меня не меньше, чем господа Бога, и долго смотрела во след, пока меня не подхватывал скоростной лифт, уносящийся в поднебесье отеля.
  
  Я арендовал безвременно, по факту оплаты пентхаус. Конечно он был несколько скромнее, чем тот в котором я томится от одиночества в Нью-Йорке, когда мы покупали с Антуанеттой банк. Но... Но каков вид на море! Особенно вечером, когда корабли и яхты включали разноцветную иллюминацию. Очень романтично, особенно если вдвоём.
  
  Уже через неделю от моего приезда Джастина стала прибегать ко мне по своим выходным. У неё был график два через два, поэтому мы виделись помимо моих завтраков и обедов в ресторане, ещё и в моём номере.
  
  - Джастина, а ты не боишся, что твой босс тебя турнет за безнравственное поведение?
  
  - Да нет же, Сержик! Это, ведь, Америка. Нашёл доллар - не забудь заплатить налог.
  
  - Джастина, я не понял, ты что ему отстегиваешь от своего ночного заработка? Он что твой сутенёр?
  
  - Да нет же, он не сутенёр, он мой босс. Ведь ты живёшь в нашем отеле, а он имеет отношение к его собственникам. А все деньги, которые ты здесь оставишь во время своего пребывания - это плата за услуги оказанные тебе нашим заведением. А что мы для тебя сделаем: накормим, станцуем или утешим - и есть наша прибыль, от которой каждый, в том числе и кот на крыше, имеет свою долю.
  
  



  
  

Последний раз редактировалось schipovnik, 28.09.2016 в 17:27.
Ответить с цитированием
  #17  
Старый 28.09.2016, 17:24
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 54. Соблазнительный обман. У гильотины Робеспьера
   Жизнь - это такой соблазнительный обман, многообещающая ложь, полоумный мираж. Она повесила на ёлку муляжи: пустые внутри и стеклянные снаружи фрукты, завернутую в золотую и серебряную фольгу скорлупу орехов, радужные фантики конфет. Она обозначила свои призы условными, но трепещущими душу каждого, именами-символами. Вера. Надежда. Любовь. Она же и повела нас, крепко сцепивщихся за руки, в свой непоседливый хоровод. А мы, ни о чем не догадываясь, танцуем, танцуем, танцуем... И в процессе этого идиотского головокружения, чуть пристальнее присмотревшись, обнаруживаем, что вместо сочных фруктов на елке висит лишь стекло, вместо настоящих орехов - скорлупа, а вместо сладких шоколадных конфет - разноцветные бумажки. Вот так и разбивается на мелкие осколки любовь, трещит под ногами вера и рвётся в клочья надежда.
  
  К тому злополучному (а может быть наоборот) дню, когда я нырнул в полноводную Сену, и чудом был спасен Антуанеттой и её отважным капитаном, честно признаюсь вам, вокруг меня была пустыня. Люди что-то там ходили, говорили, сидели, ездили, но для меня уже они казались, чем то вроде заполненных пропаном газовыми баллонами. Неовеществленными пустотами, оболочками с вакуумом внутри. Или маленькими фабриками по переработке себе же подобной материи.
  
  К парижскому крещенскому омоновению я до такой степени устал от жизни, что даже удивлён, почему это я не пошёл топором ко дну? Прилёг бы там себе возле утилизированной гильотины времён французской революции, и уснул бы беспробудным сном... Так нет же! У меня хватило сил (явно не ума) вытолкнуть своё величество на поверхность и уцепиться за спасательной круг. Кажется, это мгновение я припоминаю. Это был ослепительной белизны спасательный круг с оранжевыми полипропиленовыми кручеными веревочками, и с такого же цвета на нем названием яхты. Ну, а как называлась яхта, вы наверняка помните. Ровно так, как её хозяйка. Она звалась "Антуанеттой".
  
  


Глава 55. Сикорский, так Сикорский, Аляска, так Аляска
  Минул почти год со дня моего рискованного обогащения. С деньгами я себя превосходно чувствовал, ведь у меня не было никаких обязанностей, кроме как их тратить. В то же время я не боялся и лишиться своей добычи.. Женщины лишь изображали любовь и страсть. Лишние квадратные метры только подчеркивали свой избыток. Шум ресторанов утомлял однообразием. Поездки отягощали неудобствами. Одним словом, морока. Но и возвращать Антуанетте без малого три миллиона долларов было бы глупостью. А в связи с тем, что пока она не вернет свою потерю, никуда от меня не денется, то тем более за своё будущее я был абсолютно спокоен.
  
  Как-то в интернете мне попался сайт частной вертолётной компании. Фирма предлагала туристические полёты по всем штатам. Но меня не интересовали города, меня привлекала дикая природа. Я связался с фирмой по почте и она предложила захватывающий маршрут на армейском вертолете "Сикорский" на Аляску. Ну, что ж, маршрут, так маршрут, "Сикорский", так "Сикорский", Аляска, так Аляска. Какие проблемы?
  
  После Санта-Барбары я проживал все в том же особняке в Сан-Франциском Ричмонде. Ранним утром, согласно нашей договоренности,
  меня разбудили телефонным звонком:
  
  - Мистер Серж, Хеллоу! Вертолёт будет через тридцать минут, а автомобиль уже стоит напротив Вашего дома. Водитель немного говорит по-русски, его зовут Эрман, он Вас подвезет к стадиону, счастливого путешествия, мистер Серж!
  - Здравствуйте, спасибо за оперативность, я уже выхожу из дома, - отвечал я зевая и соображая что к чему.
  
  Эрман за всю дорогу к стадиону ни то что по-русски, а даже по глухонемому ничего мне интересного не сообщил, лишь только осчастливленно улыбнулся, когда получил неожиданные чаевые.
  
  Рокот вертолета сотрясал и трибуны пустого стадиона, и окрестности. Меня приветствовал экипаж состоящий из командира, пилота и бортмеханика. Это были достаточно молодые и довольно таки бравые американские ребята, которые на земле проводят времени наверное меньше, чем в облаках. Через пять минут я уже изучал качество отделки небоскребных крыш, а через десять минут играл глазами в морские кораблики. Мы брали курс вдоль тихоокеанского побережья на Аляску.
  
  



  
Глава 56. Первым делом вертолеты. Ну а девушки...
  Уже поздно вечером наша летающая цитадель начала кружить над сгустком огней в океане - мы запрашивали посадку на авианосец, в название которого меня так никто и не посвятил. Пока в течение часа мы делали дозаправку и профилактику, я дремал в своём вип-номере вертолета, ну и иногда выглядывал в иллюминатор, наблюдая за техпроцессом. Нужно признаться, что военный вертолёт - это не особенно комфортабельное заведение, хотя и размещён я был в генеральской кабине, где имелся санузел, барчик с напитками и даже периодически работал интернет. Меня сопровождали на всем пути горячий, пропитанный топливом воздух и рев двигателя, который не заглушить наверное никакой шумоизоляцией в мире. Зато я за время полёта успел отлежать себе бока, благо наблюдать в иллюминатор за происходящим вокруг можно было прямо не вставая с прикрученной к стене кровати. Чем я в основном и занимался, потягивая из бутылочки чудеснейший ирландский джин. Я так к нему пристрастился в полёте, что и по прибытии на военную базу, на Аляску, ничего другого из спиртного не пожелал.
  
  


  
   Военная база располагалась на крупном, в основном равнинном острове. Погода была хоть и штормовая, но зато тёплая. Едва спустившись с трапа, меня тут же впихнули на левое (видимо британский вариант) сиденье армейского закомуфлированного джипа и отвезли в отель. Отель назывался "Монреаль", хотя я так и не понял, почему у него было канадское название, возможно до Монреаля было тут рукой подать - каких нибудь пять тысяч миль горами, долами, лесами.
  
  Отель охранялся и обслуживался единственным человеком. Её звали Мэри. Она служила уже два года в армии США в звании рядового, по контракту. Немного одичавшая от армейской жизни девушка вытянулась передо мной по стойке смирно, возможно так было положено по уставу, а может быть просто сделала это по привычке. Форма ей очень была к лицу, особенно набекрень пилотка, из под которой золотом стекали на ее худенькие плечики чуть вьющиеся волосы, связанные то там, то сям желтыми шелковыми ленточками.
  
  Я хорошенько выспался и уже целый час ворочался на своей широкой, как вертолетная площадка, кровати, как в дверь постучались. Это была Мэри. Она принесла завтрак (а вернее это уже был полдник).
  
  - Мистер, Вам что-нибудь ещё угодно? - спросила она меня так, как может спросить только женщина, то есть закомуфлированно-открытым текстом.
  
  - Спасибо, Мэри, я обязательно воспользуюсь Вашим вниманием, как только мне что-нибудь понадобится. Ах, да, чуть не забыл. Когда, Мэри, заканчивается Ваше дежурство?
  
  - О, мистер, моё дежурство не имеет окончания, я нахожусь в отеле всегда.
  
  Это собственно я и хотел от неё услышать.
  
  - Хорошо, тогда, возможно, Вы не откажитесь выпить со мной вечером на брудершафт настоящего ирландского джина?
  
  Она сделала вид, что смутилась, а потом так ярко осветилась улыбкой, как будто ждала этого приглашения всю свою жизнь:
  
  - А я могу до вечера подумать над Вашим предложением, сэр?
  
  - О, ес! - отреагировал, не менее осчастливленный я.
  
  
  
Глава 57. С маленькой претензией на большую любовь
  Мэри, кроме того, что была красавицей, ещё и оказалась классной поварихой. Она к вечеру исполнила такой румяный пирог, от которого я надолго не отходил. Начинка была самая, казалось бы обычная, но состав оригинальный: это был фарш из оленьей печени, грибов, жареного лука и местных специй. Причём, все ингредиенты в пироге участвовали разумно. Я искренне благодарил Мэри, а она, чуть уставшая от стряпни, однако, готова была выслушивать мои комплименты до бесконечности:
  
  - Вы очень мне льстите, мистер Серж. Представляю, сколько несчастных девушек в одиночестве ждут Вас теперь. Блюдо моё самое скромное - все что оказалось под рукой, причем наспех.
  
  - Мэри, это не блюдо скромное, а Вы. К тому же, выглядите не менее аппетитнее . Ну так что ж, выпьем и закусим теперь на брудершафт? - и я подсел к ней поближе.
  
  - Хорошо, давайте рискнем, - потянулась в мою сторону чуть захмелавшая красавица.
  
  Мы сделали по глоточку, поставили фужеры на стол и слились воедино в таком страстном поцелуе, словно не виделись ещё с прошлой жизни.....
  
  



  
  Проснулся я в полном одиночестве. Светало. Невыветрившийся запах румяного пирога, чесночного салата, ирландского джина и, главное - запах Мэри, тут же мне напомнили вчерашний головокружительный аляскинский вечер. Я оделся и тихо вышел из отеля, пошёл по деревянному настилу в сторону соснового бора. Растительность была скудной, но все же мне удалось отыскать на поляне несколько желтых цветков, увы, безымянных для меня.
  
  Представляю себе восторг девушки, когда она вышла из своего апартамента на рецепшн. В бутылке из под ирландского джина красовался маленький, но с большой претензией на пылкую любовь, букет.
  
  
  

Последний раз редактировалось schipovnik, 28.09.2016 в 17:29.
Ответить с цитированием
  #18  
Старый 28.09.2016, 19:39
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 58. Сериал "Парадоксы природы"
  Вот так я всего лишь с ксерокопией русского загранпаспорта летал на военном вертолете, приземлялся на авианосец, и отдыхал на стратегическом объекте. Вертолетная фирма настолько была уверена в моей безупречной репутации, что при виде новеньких швейцарских купюр, даже и не решилась меня в чем то заподозрить - ей хватило копии моего паспорта, присланной по электронной почте, ну и моих словесных любезностей. А дальше все само собой зажурчало ручейком.
  
  А вот Мэри, кажется, поняла с кем имела жаркую ночь. В её чарующих объятиях я так захмелел, что невольно проболтался о своих скитаниях по Европе, и о своём сказочном парижском спасении. Такое со мной иногда бывает. Когда она прощалась со мной на рецепшне, то тоже кое о чем проболталась мне на ушко:
  
  - Серж, я знаю, что мы больше не увидимся. Такие мужчины, как ты, не возвращаются. Спасибо тебе за запоминающийся вечер и за... В общем за то, что оставил мне на память... то, что, надеюсь будет долго жить.
  
  Сперва я подумал, что девушка имела ввиду мой скромный жёлтый букетик в бутылке с красной этикеткой из под ирландского джина. Но я ошибался. Сразу после того, как вертолет вспорхнул над лесом, я увидел в иллюминатор, на паперти отеля "Монреаль" девушку в пилотке. Из под пилотки на ее худенькие плечики стекали золотые локоны. Вот тут то я и догадался о всей серьезности её слов. Я оставил ей на память чью то новую будущую жизнь.
  
  Почему Мэри решила родить именно от меня - этот случай, опять же из сериала с названием "Парадоксы природы". Уверен, что с её внешностью, ей не составило бы труда закадрить какого-нибудь полковника и быть всю жизнь под крылышком, в тепле и достатке. Возможно, впоследствии она так и сделала. А кого выбрала она в качестве отца своего ребёнка? Бродягу, ловеласа, лгуна, изменника и вора, по которому неумолимо тоскует решетка. Вот и пойми после этого: почему девочки любят плохих мальчиков?
  
  


Глава 59. Презент с миллионерского плеча. Ненормальный папашка
  Мы вновь брали северозападный курс, мы двигались в сторону Беренгова пролива. Это место меня интересовало не по политическим соображениям, а по географическим. Я хотел с высоты вертолета увидеть и представить то, что существовало в доисторическую эпоху - я хотел увидеть сушу вместо моря. То место, по которому пришли люди из Азии в Америку. Я хотел пройти этот путь глазами, представить себе то, что давным давно стерлось из нашей генетической памяти. Мне хотелось самому, пусть виртуально, открыть Америку.
  
  Топливо быстро заканчивалось, и экипажу приходилось залезать в неприкосновенный запас, чтобы дотянуть до очередного аэропорта или военной базы. По мере продвижения на север, я стал слегка замерзать, к тому же настенный обогреватель в моей генеральской кабине начал реже отключаться, что указывало на его излишнее усердие. Благо, ирландского джина Cork dry вертолетная фирма загрузила для меня на борт целых две коробки, плюс к тому же в литровой таре, поэтому жаловаться мне было грех. С американскими офицерами я быстро на той же почве нашёл общий язык. Я им с миллионерского плеча презентовала пол коробки напитка, поэтому они меня зауважали, несмотря на то, что я русский. После принятого ирландского джина (это я заметил ещё в отеле "Монреаль") - межнациональных барьеров нет.
  
  - Мистер Серж, Вы есть любит пить русский водка "Горбачофф"? - спросил меня бортмеханик Билл.
  
  



  
  - Меньше всего, Билли, я люблю русскую водку. Так уж получилось. Например, когда я работал над своим уникальным бизнес-планом в Нью-Йорке, то мне помогал мой добрый американский приятель "Джек Дэниэлс"
  
  
  - Наверное Вы есть большой бизнесмен, мистер Серж? - продолжал любопытствовать Билл.
  
  - Скорее, Билл, я не бизнесмен, а одинокий койот из Долины смерти. Не бывали там?
  
  - Нет, мистер Серж, я есть много слышал о Долина смерти.
  
  - Забавное место, будет возможность - используйте её. Заодно познакомьтесь там с койотом по прозвищу Жак.
  
  Я немного задремал в своём вертолётном номере, и мне приснилась Мэри. Она шла по деревянному настилу в сторону соснового бора, а вокруг неё бегала и собирала жёлтые цветы белокурая девочка лет шести. Девочка что то лепетала на английском языке, потом на чистейшем русском спрашивает у Мэри:
  
  - Мама, а почему мой папа так долго летает на своём вертолете? Когда он прилетит домой? Ну почему ты молчишь?
  
  Мама вытерла утайкой с румяной щечки хрустальную слезинку:
  
  - Наш папа, дочка, не умеет ходить по земле, так, как это делают все нормальные люди.
  
  - А он у нас что, не нормальный?
  
  - Да, доченька моя, он ненормальный.



Глава 60. Виртуальное открытие Америки
  Христофор Колумб, Америго Веспуччи, Семен Дежнев и Витус Беринг - все те, без чьего участия мы бы долго ещё не имели представления об этой удивительной части света, были людьми подневольными. Открывая новые земли, ими двигали приказы, а теми, кто приказывал - нажива. Мною же управляло чувство причастности к своим далеким предкам, я хотел репродукции в своих глазах и в своём мозге того исторического момента, когда человек (а скорее всего ещё получеловек) перешёл босяком неширокий ручей и решил поохотиться в неведомых краях, например, на шерстистого носорога, или в крайнем случае пошукать по озерам карасиков.
  
  Новая эта территория оказалась весьма продуктивной. Затем, уже с соплеменниками он углубился в многодневном походе на расстояние десяти-пятнадцати километров. И так далее. Чуть позже, он (или его сын) выкопал на противоположном берегу ручья землянку. Землянка понравилась родственникам... Вот так была открыта Америка в самый первый раз. Ну, а то, что её открывали и ещё раньше - эти случаи относятся к дочеловеческим существам, поэтому, во внимание их брать не будем.
  
  Именно эти мысли посетили меня во время: то максимально высокого, то наоборот бреющего полёта на армейском вертолете "Сикорский" над Беринговым проливом. А на эти мысли меня наводили и очертания берегов, и просматривающийся рельеф дна, и острова Ратманова (Россия) и Крузенштерна (США). Конечно же все это сто раз поменялось под натиском природы, но так ведь и я не диссертацию пишу. Меня интересовало то, как это было, а не то, почему или отчего, или с какими допускали и посадками.
  



  
  В Анкоридже - столице Аляски - я целые сутки отсыпался в тишине и благоденствии, пока бравые американские вертолетчики приводили в порядок нашу великолепно показавшую себя боевую машину. Сам городок оказался довольно таки цивильным, и в отличии от зеркально расположенного к нему через пролив русского Магадана, неплохим развлекательным центром. Представляю себе, какой бы Анкоридж был непролазной дырой, останься Аляска русской Америкой. Да и вряд ли он вообще бы появился на карте мира за семь тысяч верст от Москвы. Тут хоть бы за тысячу верст, в каком-нибудь Волгограде расхристанную вдрызг дорогу красными кремлевскими кирпичиками залатать...

Последний раз редактировалось schipovnik, 28.09.2016 в 19:41.
Ответить с цитированием
  #19  
Старый 29.09.2016, 10:25
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 61. 3000 франков за один поцелуй


  С тех пор, как в далёком 1798 году, во времена Гельветической республики, впервые был введён в обращение швейцарский франк, отношение к нему, как к платежному средству менялось взависимости от направления ветра. Например, тёплые воздушные массы осени 2011 года стабилизировали курс и надёжность валюты. В связи с этим были унижены и доллар, и евро, и другие. А, например, в 1936 году, прохладными ночами великой депрессии франк потерял чуть ли не 30% своего золотого веса.
  
  


  
  Одним погожим (это смотря для кого) утром 2015 года центральный банк Швейцарии пустил валюту на самотёк, и в результате франк подскочил и по отношению к евро, и по отношению к доллару. Это вызвало небывалую панику на мировых вылютном и фондовом рынках. Зато триумфальное шествие швейцарской валюты прибавило дополнительного пристижа её и без того богатым владельцам! Бедные, соответственно, пострадали.
  
  Но, не будем, унывать, ведь деньги, это скорее виртуальная субстанция. Поэтому, плюс-минус тысяча франков (для того, кто ими беспредельно пользуется) - цифра скромная. А тот, кто не пользуется, то ему лучше себя этим и не утруждать. Хотя бы по той циничной причине, что его жизнь не стоит ни гроша.
  
  Так уж получилось, что после дерзкого посещения нью-йоркского банка Антуанетты, у меня, скромно скажем завалялись несколько однотысячных швейцарских купюр, которые никто не решался менять. В банки и обменные пункты я (по известной причине) не захаживал, а в магазинах мне за такие номиналы покупать было нечего, да и продавцы работали в основном за доллары
  
  Франки у меня похрустывали, как неприкосновенный запас в двух задних брючных карманах, и я про них даже не вспоминал. Вертолётной фирме я оплачивал сотенными купюрами, а тысячные пока пылились. Но вот однажды в Сан-Франциско, в ресторане получилось ими воспользоваться.
  
  Было уже за полночь, и в зале оставалось несколько посетителей, зато варьете продолжало своё сумасшедшие выступление. Это я уже в который раз заказывал повторение своих любимых мелодий. Танцовщицы были безупречны. А особенно одна. Её звали Жузи. А родом она была из высокогорной Швейцарии, причём из маленькой деревушки, в которой числилось всего несколько домов. Жузи подросла и отправилась в Женеву на заработки, чтобы помогать деньгами своим стареющим родителям, плохо справляющимся с хозяйством. Уже через два года она сделала блестящую карьеру. Начав работать посудомойкой в ресторане отеля, она освоила обязанности официантки, затем полгода простояла за барной стойкой, а ещё через пол года уже танцевала и пела в варьете. А все потому, что понравилась хозяину варьете и заметелила ему разум своей красотой и оригинальностью. И, кстати, по её же инициативе хозяин нашёл работу для своей программы сначала в Сакраменто, а затем и в Сан-Франциско.
  
  Кажется, я в тот вечер прилично наглотался виски, что меня понесло на любовные авантюры. Парочку раз я посылал на сцену официанта с конфетами и шампанским. Затем пригласил к себе за стол администратора. Он долго отказывался выпить со мной, ссылаясь на на служебный этикет, но время было позднее, поэтому вскоре уступил моей настойчивости:
  
  - Сэр, нам не положено - только из уважения к Вам.
  
  - Самуэль, почту за честь, сделайте одолжение.
  
  - Сэр, если Вам понравилась какая-то конкретная девушка, то я с удовольствием ей это передам, Вы не стесняйтесь.
  
  - Самуэль, мне понравилась солистка.
  
  - О, сэр, это исключено! Она замужем, причем её муж и есть хозяин варьете. Он сейчас в Европе, но хочу Вас огорчить - Жузи очень ему верна. Уж, извините. Могу Вас познакомить с Кристой - весьма темпераментная девушка.
  
  Криста, кстати тоже мне приглянулась, но Жузи была неповторима. Я тут же переварив информацию, решил поправить ход дела:
  
  - Самуэль, поговорите пожалуйста с Жузи, и объясните ей, что я не собираюсь разбивать семью. Ведь она пришла на работу и наверняка будет не прочь получить 3000 франков всего за мой поцелуй.
  
  - Сэр, я не ослышался? Именно три тысячи, и именно швейцарских франков?
  
  - Так точно, Сэм.
  
  В гримерной был полумрак. Она плохо говорила в английски, как, впрочем и я. Мы выпили немного бьянко. Кто кого поцеловал первым - я теперь точно не помню. Очень хочется верить, что поцелуй был взаимным.


Глава 62. Индейцы, так индейцы. Койоты, так койоты


  - Серж, вот чует моё сердце, что ты водишь меня по пустыне. Ты не хочешь общаться, ты врешь мне на каждом шагу. Сколько можно торчать в этой индейской резервации? Неужели с такими деньгами (моими, заметь, деньгами) ты бы ни разу не развлекся, а только общаешья со своим рыжим койотом? Чушь бредовая! Я тебе не верю.
  



  -Антуанетта, пойми, что чего бы я тебе не сказал, будь то правда или вымысел, ты все равно мне не поверишь. Поэтому, слушай то, что имеешь. Индейцы, кстати, милейшие ребята. Представь, они починили мне телевизор. Но он опять не работает, потому, что уже две недели во всем штате нет электричества, после налетевшего внезапно торнадо под названием"Смерть краснокожим". Я тут замерзаю без тебя, любимая.
  
  - Малыш, если ты не будешь меня слушаться, то я... Я не знаю на что пойду. Я прилечу в штаты, потрачу все своё состояние, но найду тебя даже из под... индейской резервации. И ты это знаешь.
  
  - Дорогая, именно об этом я и мечтаю, чтобы встретиться поскорее с тобой - я беспримерно соскучился по тебе. Я так давно не делал тебе твой любимый панамский массаж, что у меня периодически чешутся руки. И не только.
  
  - Серж, ловлю тебя на слове. Итак, в среду я вылетаю в Нью-Йорк. Ты рад?
  
  - А почему в среду, а ни во вторник, или в четверг?
  
  - Мне нужно уладить в Париже одно дело. Вот почему.
  
  - Даже так? И как его зовут это дело?
  
  - Его зовут Сергей. Это самый невыносимой человек, которого я в своей жизни встречала. Он ограбил меня на три миллиона баксов, а теперь развлекается на мои денежки в Америке и издевается надо мной, как ему вздумается. Но я люблю этого подонка, несмотря на все это. Я его обожаю , я хочу его круглосуточно! А что я получаю в ответ? Одни издевательства. Серж, в среду я лечу в Нью-Йорк. Прощайся со своими милейшими индейцами, со своим рыжайшим койотом, иначе, тебе придётся попрощаться с жизнью!
  
  - Нью-Йорк, так Нью-Йорк, в среду, так в среду, с индейцами, так с индейцами. Какие проблемы, Антуанетта?
  
  
Глава 63. Доктор Роджер Штайнер


  Доктора, который должен был меня изуродовать до неузнаваемости, звали Роджер Штайнер. Это с ним в Париже встречалась Антуанетта, чтобы они затем вместе прилетели в Нью-Йорк. Я же вновь воспользовался услугами своих приятелей из вертолётной фирмы и, изучая континентальную Америку, в ночь на среду отправился на встречу с долгожданной любимой. Как и в прошлый полёт фирма обеспечила мой досуг ирландским джином и я по дороге сочинял Антуанетте любовные послания:
  
  - Дорогая, я уже в воздухе, а ты там все продолжаешь развлекаться с швейцарскими мужчинами - это нехорошо. Потом он мое фотогеничное личико порежет скальпелем на бефстроганов и ты навсегда перестанешь меня любить. Мало того, этот инквизитор будет совать мне под ногти иголки шприцев, а ты в это время будешь прохлаждаться по бутикам в поисках бриллиантовый ожерелий. Тебе не жалко меня?
  
  - Серж, все что происходит - это и есть жизнь. Только для тебя она будет новой, прекрасной и счастливой. Тебе нужно умыть свои запятнанные лицо и пальцы. Я очень переживаю за тебя, но, как говорят у нас в Париже "Се ля ви", что в переводе...
  
  - Антуша, пожалуйста не переводи мне этот банальнейший афоризм, который в России я впитал еще в утробе матери. Тем более, что твой швицмастер не тебя будет кромсать, а меня.
  
  - Малыш, ты боишься операции?
  
  - Если бы боялся, то сидел бы в теплом вигваме и смотрел хоккей. Кстати, телевизор частично заработал после торнадо. Только пока в черно-белом варианте, но чингагуки обещали устранить неполадки уже к следующему торнадо.
  
  - Серж, ты такой смелый! Я бы ни за что не решилась на операцию. Наверное поэтому я тебя люблю.
  
  - Станешь тут смелым. А париться 250 лет за колючкой, думаешь веселее?
  
  - А почему 250?
  
  - Антуанетта, так а я у нас где? Я в штатах ведь, а здесь меньше не дают. Иначе в банках вообще не останется денег. Капиталисты денежки берегут. Впрочем, не мне тебя учить бережливости.
  
  - Вот именно, Серж, особенно после того, как ты у меня из под носа свистанул три лимона.
  
  



  
  - Подумаешь, три лимона! Твой капитал измеряется в ярдах. Плюс минус три лимона не в счёт.
  
  - Серж мне нужен ты.
  
  - И три лимона?
  
  - И три лимона.

Последний раз редактировалось schipovnik, 29.09.2016 в 10:27.
Ответить с цитированием
  #20  
Старый 29.09.2016, 10:28
Аватар для schipovnik
schipovnik schipovnik вне форума
Собеседник
 
Регистрация: 26.03.2009
Сообщений: 318
По умолчанию

Глава 64. Господь доктор. Неразлучная парочка


    Не готов категорически утверждать, что я стопроцентно знаю женщин, зато иногда угадываю ход их тайных мыслей. Например, как мною и предполагалось, Антуанетта с первой же секунды приставила ко мне мордоворота из частного охранного агентства. Тяжеловеса звали Томом. Я же его прозвал Многотомом. Этот ник ему подходил больше. Я на его фоне казался лилипутом. Матушка природа наделила Многотома многими превосходными качествами: внешними данными, силой, красотой и, даже некоторой харизмой. Но, как это обычно случается, чего то она при его рождении призабыла. Вы, наверное догадались? Да, да! Именно ума и фантазии не хватило в итоге Многотому, чтобы раскусить мою интригу. Но об этом чуть позже, а пока мы всей интернациональной делегацией двигались на такси в сторону медицинского центра.
    
    Антуанетта заметно нервничала, ведь, именно на её совести была ответственность за исход операции. Я оставался спокоен, потому, что с утра опрокинул стаканчик ирландского джина, к тому же чувствовал вокруг и внимание, и заботу крупных специалистов своего дела: успешной бизнес-вумен, профессиональнейшего пластического хирурга, ну и конечно же моего драгоценного тела неусыпного хранителя. Я постеснялся поинтересоваться у Антуанетты в какую сумму ей обходилось это грандиозное мероприятие, потому, что капиталистов лучше такими вопросами не беспокоить. От них если что-то убывает - это как скальпелем по живому месту.
    
    Швейцарский доктор оказался универсалом - без анестезиолога, без медсестры, то есть один на один с пациентом - он словно Господь Бог совершил чудо. Все двенадцать часов, пока я пребывал в наркотическом раю, он практически не сходя с места сделал из меня (как в последствии оказалось) совершенно другого человека. Кроме того доктор покромсал все мои двадцать пальцев, и теперь я мог без проблем шлепать всей пятерней по полицейскому сканеру. Насколько все это болело, да и теперь отдается эхом - рассказ не для слабонервных, поэтому подробности опускаются.
    
    Полторы недели Антуанетта колола мне морфий, постепенно снижая дозу, а уже через три недели я превосходно себя чувствовал, хотя и был с головы до ног перебинтован.
    
    - Серж, я на время тебя покидаю - мне нужно срочно слетать в Баварию.
    
    - Дорогая, если ты хочешь в Мюнхене купить новый банк, то я был бы тебе при этом хорошей помощью.
    
    - Издеваешься? Нет, Сержик, к деньгам я тебя больше не подпущу даже на морскую милю.
    
    - Антуанетта, я понимаю, извини за неуместным юмор. А когда ты вернешься?
    
    - Пока не знаю. Я покупаю и тут же продаю старый замок, 15 век. Значит дней через пятнадцать, не раньше. Но тебе не будет скучно, ведь с тобой будет Том.
  
  



    
    - Антуша, а зачем Том? Документов у меня все равно нет. Куда я денусь?
    
    В этот момент постучался и зашёл в нашу спальню Том-Многотом. Подоходит ко мне. Достаёт из кармана наручники. Пристегивает мою правую руку к своей левой. Ключ отдаёт Антуанетте.
    
    Вот так две недели мы с Многотомом жили, можно сказать рука об руку: ели, пили, спали и все остальное.

    
Глава 65. Ароматнейший запах от Кристиана Диора


  Антуанетта продавала все, что было даже невообразимо продавать: голландские мельницы, океанические острова и пляжи, национальные парки, табачные плантации, газораспределительные станции и... публичные дома. Что-то ей помешало купить и перепродать в Австрии дом, где в молодости жил Адольф Гитлер. Но, представьте, она ничуть не проиграла на неудавшейся сделке! Она подала в суд на местный муниципалитет и отсудила моральную компенсацию. Мало того, она теперь почетная горожанка Линца, и даже может при желании ездить там бесплатно в городском транспорте.
  
  



  
  Но красавице некогда ездить в автобусах и трамваях. Она за сутки может облететь весь земной шарик и прибыть на какое-нибудь собрание строгих директоров, в не менее строгом костюме с чёрным с золотой монограммой портфелем, да ещё и высказать претензию за опоздание самому президенту собрания:
  
  - Месье, Вы всю ночь провели в сладких объятиях своей юной любовницы, что явились с опозданием на целых три минуты взьерошенный, небритый и с расстегнутой, извините, ширинкой?
  
  Все почтенное собрание раззявило рты, не соображая, как отреагировать на сей оригинальный экспромт, но Антуанетта, как ни в чем не бывало продолжила:
  
  - Поэтому, господа, я хочу вам высказать несколько своих неодобрений в плане завышенной изначально вами цены нашей сделки...
  
  Затем, она начала рушить несокрушимое здание проекта купли-продажи судостроительной верфи, после чего цена мероприятия упала почти на 22%. Собрание, как загипнотизированное, подписало результат сделки, а Антуанетта, пожелав всем удачного дня, оставила о себе на долгую память ароматнейший запах от Кристиана Диора, ну и тихо прикрыла за собой дверь.



Глава 66. Хороводом по Бродвею



    Антуанетта появилась ровно через обещанные 15 дней, весьма довольная перепродажей баварского замка, который видела, ей-богу, всего лишь на копьютерных фотках. Срубила на перепродаже пару лимончиков евро, и продвинулась на несколько строчек в топе самых богатых людей Франции. Как мило! Надула клиентов и полетела птичкой на небеса. Прежние хозяева замка - брат с сестрой - потомственные барон и баронесса получили ровно на два миллиона меньше, чем предпологали. Новые хозяева - туристическая фирма - заплатили Антуанетте на два миллиона больше, чем рассчитывали. То есть продавец и покупатель оказались в убытках. Зато муха-цокотуха к замку шла, шла, шла, ну и... денежку нашла.
    
    Возможно она ожидала моего гнева после своей проделки с наручниками, но я наоборот улыбнулся ей в качестве приветствия:
    
    - Дорогая, ты уже вернулась? Как быстро пролетели две недели. Мы с Томом так тут притерлись животиками, что даже не хочется расставаться. У меня по ходу событий даже появилась идея сцепиться наручниками втроём и поводить по Бродвею хороводы. Побродвеемся с недельку, и не нужны тебе будут баварские замки; а деньги будем в переулках в мусорные бачки складировать. Ну как?
  
  



    
    Антуанетта уставшая с дороги начала капризничать и предъявлять претензии:
    
    - Малыш, кажется ты забыл, что это из-за твоих несносных махинаций я лишилась части своего капитала. Или ты хочешь обратно в Сену? А может для тебя ещё раз пригласить доктора Штайнера, чтобы он на этот раз превратил тебя из кареты в огородную тыкву? После того, как ты возвратишь мне украденные деньги, можешь катиться колобком хоть на Юго-Западный Северо-Восток.
    
    Кажется, моя шутка оказалась неуместной, поэтому я постарался исправиться:
    
    - Дорогая, почти весь твой капитал я сохранил, извини, что не приумножил. У тебя новая губная помада? Цвет бирманского рубина? Очень тебе подошла, да и запах приятный. Из Мюнхена?
    
    - Серж, ну повтори ещё раз, что этот цвет мне идёт.
    
    - Антуша, не просто идёт, а прям липнет к тебе. Очень эротичный вариант. Ты больше на меня не сердишься? Тогда, пожалуйста, отцепи от меня Тома, пока он ещё живой.
    
  
    

Последний раз редактировалось schipovnik, 29.09.2016 в 10:31.
Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход


Музыка Dj mixes Альбомы Видеоклипы Каталог файлов Радио Видео приколы Flash-игры
Все права защищены © 2007-2022 Bisound.com Rambler's Top100